На этот раз наш корреспондент накануне 70-й годовщины со дня освобождения Витебска попал в «подвалы гестапо», как это мрачное место называют в городе. На самом деле это подвалы бывшей тюрьмы СД (эсэсовская служба безопасности), где сейчас располагается уникальная для Беларуси экспозиция Витебского краеведческого музея «Памяти патриотов Витебщины 1941-1945 гг.»

В бывшей тюрьме СД. Свет - только из открытой двери.

В бывшей тюрьме СД. Свет — только из открытой двери.

Подвалы на Крылова, 7
От областного краеведческого музея, который располагается в витебской ратуше, до бывшей тюрьмы СД — подать рукой. Метров 50 вверх по Суворова и налево — на улицу комиссара Крылова, с которой открывается изумительный вид на восстановленный Свято-Успенский собор. Перед кафедральным собором в конце Крылова стоит двухэтажное историческое здание духовной семинарии (ул. Крылова,7). Именно в нем с августа 1941-го по декабрь 1943 года размещалась оперативная команда немецкой службы безопасности (СД-9). Подвальные помещения нацисты приспособили под тюрьму, а на 1-м этаже находились комнаты пыток.

Здание духовной семинарии по улице Крылова, 7.

Здание духовной семинарии по улице Крылова, 7.

 

В коридоре семинарии. В годы войны здесь были комнаты пыток.

В коридоре семинарии. В годы войны здесь были комнаты пыток.

Вместе с экскурсоводом — витебским историком Игорем Гутниковым, мы огибаем здание со стороны собора, чтобы спуститься вниз. По сведениям витебских старожилов, вход в подвалы здания находился ранее с противоположной стороны — с улицы Политехнической. Улица получила свое название от политехникума, который располагался в этом же здании (на Крылова, 7) с 1920 года до самой войны.

Игорь Гутников

Игорь Гутников

Как рассказал Игорь Гутников, само здание было построено в 1803 году для Витебского народного училища, которое в 1831 году переименовали в Александровское. В 1876 году строение передали духовной семинарии, а с приходом «власти пролетариата» здесь расположился политехникум (дом вернули Епархии в 1996 году). Уже в «александровке» подвалы использовались для краткосрочного хранения продуктов питания. Возможно, такое же назначение они имели и в советском политехникуме. Даже в жару температура там не поднимается выше нуля. «Лучшего» места для застенок эсэсовцам в оккупированном городе было не найти.

«Начинаешь верить в мистику…»
Спустившись в подвалы, экскурсант уже через несколько минут покрывается холодным потом. Сыро, промозгло, страшно… Куда-то исчезает фокус в фотоаппарате. «Шутки шутками, но начинаешь верить в мистику. Каждый раз, когда спускаешься, становится не по себе. Вроде и семинария рядом, и храм, а такое ощущение, что кто-то постоянно есть рядом. Неупокоенные души или что…» — признается экскурсовод.

Внутри первой камеры

Внутри первой камеры

Через тюрьму СД прошло более 10 тыс. человек. Установить точную цифру невозможно. Лишь одну удалось подтвердить документально: за полгода — с июля по декабрь 1942 года, в застенках СД томились, умирали и были приговорены к расстрелу или повешению более 3 тыс. человек. Среди них — герои витебского подполья Вера Хоружая, Софья Панкова, Евдокия Суранова, Антонина Ермакович, Раиса Шерякова, Эдуард Гребеньков, Лидия Березкина и другие.
На входе справа — стенд, посвященный оккупации Витебска, прямо — первая, общая, камера (всего в тюрьме четыре камеры включая карцер).

Фотоэкспонат стенда, посвященного оккупации Витебска. Немецкий патруль проверяет документы у жителей города.

Фотоэкспонат стенда, посвященного оккупации Витебска. Немецкий патруль проверяет документы у жителей города.

Объявление полевого коменданта

Объявление полевого коменданта

Низкие полукруглые своды из побеленного кирпича (аутентичная кладка начала XIX века) нависают практически над головой уже в первой камере («Вот вы и узник…»). Чем дальше — тем своды ниже. В последней камере — карцере, выпрямиться в полный рост уже нельзя.

Надписи памяти
«В камере находилось до 120 человек. И не было никакого освещения. Не было ни обогрева, ни окошка. Оно было пробито уже после войны. Здесь постоянно была вода, она и сейчас стоит, ее просто откачивают. А тогда вода поднималась на 20-30 сантиметров с октября по апрель. И людей практически не кормили. Ведро баланды на 120 человек и буханка хлеба… А наверху были комнаты пыток. Все было слышно, особенно по ночам, потому что акустика здесь потрясающая…» — рассказывает Игорь Гутников.

И в этих нечеловеческих условиях люди продолжали бороться. В кромешной темноте они писали на стенах, пытаясь оставить хоть какую-то память о себе. Выцарапывали надписи. Кто-то куском кирпича, кто-то гвоздем из подошвы ботинка. Когда в июне 1944-го двери камер распахнули советские солдаты, они увидели стены, испещренные надписями.

vitebsk-krayevedcheskiy (7) vitebsk-krayevedcheskiy (8) vitebsk-krayevedcheskiy (11) vitebsk-krayevedcheskiy (12)

По словам экскурсовода, на стенах было более сотни надписей. К сожалению, из-за сырости многие из них не сохранились: музейщики пришли сюда только в 1959 году. Часть читаемых надписей перенесли на памятные таблички, которые установлены в камерах.

Так узники вели счет дням.

Так узники вели счет дням.

Среди надписей не только фамилии и даты. Но и своеобразная летопись дней, наполненных отчаянием и смертью. «Мою маму увели на расстрел. 16.10.42», «Я умираю. Яроцкий»…

Сохранившиеся на стенах надписи реставрируют каждый год. Благодаря этому удалось идентифицировать какую-то часть имен партизан и подпольщиков, содержавшихся в застенках СД. Их фотографии сейчас — на холодных стенах бывших тюремных камер.

vitebsk-krayevedcheskiy (21) vitebsk-krayevedcheskiy (10)

«Тут до сих пор плесень, иногда прыгают лягушки. Гиблое место… Поэтому его и выбрали для тюрьмы«, — замечает Игорь Гутников у второй камеры.

Вера Хоружая
Рядом со второй камерой — стенд, посвященный Герою Советского Союза Вере Хоружей. Эта женщина должна была объединить в единый центр все подпольные группы, действовавшие в оккупированном Витебске. Их было полсотни.

«За два месяца она поставила под свое руководство более 20 подпольных групп, и они совершили ряд диверсий. Хоружая успела передать в центр через связных партизан семь донесений. Но уже 13 ноября 1942-го со всей своей группой была арестована. А 4 декабря 1942 года их расстреляли в концлагере смерти 5-й Полк. До сих пор неизвестно, в какой из ям 5-го Полка похоронена подпольщица», — говорит наш гид.

Игорь Гутников в 3-й камере показывает на место, где сохранилась надпись "Хоруж".

Игорь Гутников в 3-й камере показывает на место, где сохранилась надпись «Хоруж».

Эту надпись предположительно сделала Вера Хоружая.

Эту надпись предположительно сделала Вера Хоружая.

Реставрированная надпись на стене 3-й камеры «Хоруж» — одно из немногих свидетельств того, что подпольщицу держали и пытали именно в этой тюрьме.

Вера Хоружая

Вера Хоружая

Стенд, посвященный Вере Хоружей и ее группе.

Стенд, посвященный Вере Хоружей и ее группе.

Из карцера — на виселицу или на расстрел
Последняя камера-карцер — самая темная, сырая и страшная. Заходить в нее осмеливаются не многие. Здесь почти не сохранилось надписей. Все съели сырость и время.

Цветы в карцере.

Цветы в карцере.

«Путь из этой тюрьмы был один — на виселицу или во рвы 5-го Полка«, — говорит экскурсовод.

Мемориальная доска на торцевой стене возле карцера с цитатой Юлиуса Фучика

Мемориальная доска на торцевой стене возле карцера с цитатой Юлиуса Фучика

Невольно начинаешь искать глазами выход. Но вдруг что-то щелкает, и становится темно. К двери пробираемся на ощупь. «Да, вот примерно так…» — говорит наш «сталкер».

И мы даже не уточняем, не нарочно ли все это подстроено. Хочется быстрее выбраться на свет Божий.

Двор бывшей тюрьмы СД, выходящий на территорию Успенского собора. Здесь могли закапывать умерших узников

Двор бывшей тюрьмы СД, выходящий на территорию Успенского собора. Здесь могли закапывать умерших узников

И уже там, на свету (а в мире в это время идет дождь), Игорь Николаевич замечает: «Вот такая страшная история. Увидеть все это будет хорошей прививкой для тех молодых людей, кто пытается романтизировать фашизм. Да и для всех, впрочем…»

vitebsk-krayevedcheskiy (26)

Экскурсии по экспозиции «Памяти патриотов Витебщины 1941-1945 гг.» (ул. Крылова, 7) проводятся только по предварительному заказу по телефону в Витебске: 36-05-87 (Витебский областной краеведческий музей). Стоимость экскурсии для взрослых в 2014 году — 5 тыс. рублей, для школьников — 2,5 тыс. рублей, групповая экскурсия стоит 50 тыс. рублей. Режим работы: с 10.00 до 18.00 (выходной — понедельник).

Материал подготовил Дмитрий Мирош.

Ответить

Ваш адрес электронной почты не будет публиковаться.